Category: еда

7 ноября: тминный акцент


День седьмого ноября -
Красный день календаря.
Посмотри в свое окно:
Все на улице красно.
(Самуил Маршак)


Красно пока у меня в горле: говорят, там размножаются бактерии и выделяют свои бактериальные фекалии. Вообще-то я не люблю, когда у меня в горле кто-то занимается размножением, я не ходячий бордель. Равно как и не ходячий сортир. Но бактерии срать хотели на мои желания. Приходится травить их антибиотиками и становиться ходячим кладбищем.

А хотелось на демонстрацию, я вообще любил любил ходить строем 35 лет назад. Тогда моя бабушка жила рядом с площадью, тогда моя бабушка вообще жила. После красных флагов, пьяных мужиков и замерзающих на холоде воздушных шаров мы всегда заходили в дом, где вечно пахло кофе и тмином. Тмин был бабушкиной idée fixe, она умудрялась готовить вино из одуванчиков настойку из тмина на спирту, делать пироги с тмином и даже выписывать себе из Риги специальную тминную зубную пасту. Мне доставался компот под названием "ķimeņu augļu dzēriens", и в этом не было чуда, как не было странным то, что магазинный напиток "Тархун" вовсе не пах кориандром.

Collapse )

Eins Zwei Polizei

1 марта ещё не началось, а факт того, что мы отныне живём в полицейском государстве, уже успел стать стилистической банальностью. Конечно, гораздо приятнее говорить о том, что сегодня в России День Всех Кошек (хочется верить, и котов), но не всё коту масленица, хотя только в этом году одновременно смешались в кучу менты, кошки и блины.

Начинается новая жизнь, отныне новые полицаи спрячут свои дубинки и начнут облизывать народонаселение до полного изнеможения аки ласковые коты, и кормить блинами потенциальных задержанных по случаю пришедшихся ко времени языческих игрищ, а если мы по привычке решимся убежать, то полицаи непременно догонят и поцелуют, некоторых не один раз.

Ко всему прочему милицейскую форму ещё долго не заменят, а Рашид Нургалиев разрешил пока называть полицейских как угодно - здесь он явно поторопился, но мы простим ему необдуманные слова, потому что первый день весны и начало Эры милосердия в её полицейской редакции.

("Эра милосердия", Арт-группа "Синие носы", 2004 год - фото устаревшее по форме и актуальное по содержанию; and Banksy went out to smoke)

бремя белого человека


Так случилось, что Староверову загорать нет никакого смысла: кожа оливковая, глаза зелёные, живот давно перерос стадию трудовой мозоли, и все эти три пункта делают не вполне эстетичным пребывание на солнце, к тому же даже на исходе зимы у Староверова всегда спрашивают, не перестарался ли он с походами в солярий.

В солярии Староверов никогда не был (улучшать хорошее только портить), но сегодня он совершил поход в любимый сервисный центр: word полетел, open office интерфейсом не вышел, и потому платить долги Биллу Гейтсу придётся до самой смерти. Так или иначе, word был установлен, и счастливый Староверов с лэптопом под мышкой шёл себе домой и шёл бы, не останови его толстый вежливый мент: "Сержант ФамилияНеразборчива, а предъявите-ка документы". Сержант не стал слушать невнятных бормотаний о том, что паспорт дома, а презрительно пробормотал: "Не вам" и посмотрел на кавказца, который шёл в полушаге от Староверова.

Дома Староверов долго вертелся перед зеркалом, счастливый европеец,  однако мысли стать, к примеру, скинхедом у него не возникло, и даже не потому, что комплекс неполноценности слабо развит, просто носом не вышел, а это достоинство не втянешь в себя, как живот, так что нести бремя белого человека придётся другим.